16 января этого года в Санкт-Петербурге был задержан член президиума Общественной палаты города на Неве Сергей Петров. Задержание было произведено сотрудниками Следственного управления СК РФ по Республике Дагестан, и спустя несколько часов он оказался в следственном изоляторе Махачкалы, где и пребывает по сей день. В материале мы объясним наш интерес к аресту известного общественника и по совместительству основного владельца старейшего питерского швейного предприятия ЗАО «Маяк».

В данном материале мы не хотим что-либо анализировать, в нём и так достаточно пищи для размышления. Выводы делать только следственным органам и в конечном итоге – суду.

Но весьма, на наш взгляд, интересна ретроспектива событий. За несколько минут до своего задержания Сергей Петров участвовал в процедуре исполнения судебного решения об аресте акций ЗАО «Маяк» по инициативе Главного следственного управления СКР по Санкт-Петербургу. Как только Петров вышел из здания, к нему подошли люди в штатском, надели на него наручники, посадили в автомобиль без номеров и увезли, сначала адвокат и родственники полагали, что в неизвестном направлении, но затем выяснили – в Махачкалу. И только тогда стало понятно, что Сергей Петров обвиняется в организации убийства уроженца Дагестана, заместителя генерального директора ЗАО «Маяк» Тахира Казаватова в 2000 году. 11 декабря 2013 года Верховный суд РД вынес обвинительный приговор, основанный на вердикте присяжных. Степан Загоруйко,Станислав Дмитренко и Шамиль Алибеков получили реальные сроки в тюрьме. При этом первые двое категорически отрицали свою вину, последний признавался практически во всём. 7 января 2014 года производство предварительного следствия по делу об убийстве Тахира Казаватова было возобновлено. А при чём тут Сергей Петров, спросите вы… При том, что он продолжает находиться в СИЗО, когда в этом деле столько грубейших, как нам видится, нарушений…

Петров и указанные лица отрицают не только свою виновность, но и знакомство между собой на период инкриминируемых им преступлений. Доподлинно установлено, что Тахир Казаватов был убит в Махачкале 12 февраля 2000 года. Его обнаружили сидящим в водительском кресле автомобиля ГАЗ-3102 во дворе дома №13 по улице Шоссе Аэропорта. Протокол осмотра места происшествия свидетельствует о том, что осмотр произведён в период с 8:00 до 9:55. Спустя 13 лет представитель потерпевшего выдал следствию видеоматериалы, якобы полученные братом убитого от экспертов, работавших на месте происшествия. Из представленной следователем фототаблицы следует, что до начала осмотра периметр был огорожен специальной лентой, автомобиль стоял с запертыми полностью дверями и видимых повреждений в машине не имелось. Отсутствие повреждения авто подтверждает и протокол осмотра с места происшествия. Однако при этом в ходе осмотра было изъято 5 гильз, одна из них была обнаружена на полосе заградительного резинового шнура одной из дверей. При таком препятствии дверь просто не закрывается наглухо. То есть сегодня даже не доказано, где вообще получил смертельные ранения Тахир Казаватов. Не исключено, что он был убит вне салона автомобиля, а затем туда пересажен.

При вскрытии трупа Казаватова экспертом было описано 6 повреждений, в том числе 4 слепых ранения и 1 касательное. При этом одно из описанных ранее повреждений вообще опущено и не классифицировано. «Потеряв» одно из ранений, эксперт не стал определять степень тяжести вреда здоровью потерпевшего, причинённого каждым ранением. Не добавила ясности в причину смерти и дополнительная судебно-медицинская экспертиза. Эксперт, уже вскрывавший в 2000 году тело Казаватова, спустя 13 лет так и не ответил на поставленные следствием вопросы: является ли повреждение №6, указанное в описательной части заключения, телесным повреждением, какова степень тяжести, а также какова давность причинения всех телесных повреждений, отражённых в заключении? На все три вопроса судмедэксперт ответил одной фразой: «Слепые огнестрельные пулевые ранения головы с повреждением головного мозга». Таким образом, следствие до сих пор не установило причину смерти Казаватова, поскольку наличие в его теле пуль является лишь предположением, и не доказано, что смерть наступила от них. Особенно примечательно то, что при вскрытии трупа Казаватова эксперт извлёк только 2 пули, хотя ранее описал 5 слепых повреждений.

Впервые данные Петрова прозвучали в ходе судебного заседания в Верховном суде РД, где рассматривалось дело в отношении вышеуказанных лиц. Однако тогда общественник был допрошен в качестве свидетеля. Из протокола заседания следует, что допрашивали Петрова посредством видеоконференции, организованной городским судом Санкт-Петербурга. Из текста звукозаписи следует, что после вопроса представителя потерпевшего к Алибекову, не хочет ли он что-либо сообщить суду, тот вдруг встрепенулся. Он неожиданно указал на экран монитора, где в это время выступал Петров, и сказал, что узнал в нём некоего Петровича, которого видел в 1999 году в Питере, куда он приезжал для получения заказа на убийство Казаватова. На основании данного заявления Петров, по сути, и был задержан. Однако ещё во время допроса в 2012 году подсудимый заявлял:«Когда мы подъехали к кафе, нас там ждали, по-моему, четверо мужчин… Четвёртый примерно на вид лет 45, представился Петровичем. Я его не запомнил и впоследствии с ним не виделся. Подробно его описать затрудняюсь…»

Метатель…

Спустя 12 лет после убийства Шамиль Алибеков сообщил следствию, где и при каких обстоятельствах он выбросил пистолет, переданный ему Саней в тот же день. Из протокола допроса: «…по пути следования Саня почему-то передал мне пистолет, сказав: «Выбрось его». Пистолет был с глушителем, самодельный. Я его и раньше видел у него. Остановились на улице М. Гаджиева, я выбежал из салона и выбросил в обрыв пистолет с глушителем... Сейчас не помню, в каком именно месте выбросил пистолет, помню только, что справа от дороги…» Из протокола осмотра местности следует, что 4 декабря 2012 года следователи обнаружили пистолет на территории МУП «Горводоканал», прилегающей к Вузовскому озеру, которое тянется вдоль забора (высота – 1,5 м) на 95 метров в длину и 45 в ширину. Исходя из данных сведений, выходит, что Алибеков, находясь в состоянии волнения, так забросил 730-граммовый пистолет, что он пролетел 28 метров и зарылся на 20 см в землю. Именно под таким слоем земли его и обнаружили.

В соответствии с заключением экспертизы (от 21.12.2012 г.) найденный пистолет является газовым модели ИЖ-78-7 и изготовлен заводским способом, однако переделан под стрельбу боевыми патронами калибра 5,45 мм. Следствие отказало стороне защиты в проведении дополнительных исследований на предмет установления способа переделки. Экспертиза оружия была проведена задолго до того, как Сергей Петров был привлечён к уголовной ответственности и, соответственно, был лишён возможности поставить свои вопросы эксперту. По закону это его незыблемое право. Тем временем подобное исследование является весьма существенным, поскольку помогло бы ответить на вопрос, какова сила и дальность выстрела этого оружия. Ответ помог бы подтвердить или опровергнуть факт причинения ранений, описанных на теле Казаватова.

Ещё более интересны результаты лингвистической экспертизы. Согласно ей, показания в протоколах допросов Шамиля Алибекова, касающиеся его отношений с лицом, называемым Петровичем, записаны не с его слов в форме свободного рассказа, а в виде подготовленного текста. А язык и стиль изложенного абсолютно не соответствуют уровню грамотности Алибекова, так же как не соответствует уровню владения письменной речью на русском языке. «Алибеков не является автором показаний, касающихся его взаимоотношений с ‘‘Петровичем’’», – убеждён лингвист. При просмотре видеозаписи было установлено, что следователи грубо нарушили нормы УПК РФ, определяющие порядок и правила проведения допроса. Текст был заранее введён в память компьютера, а то, что говорил подсудимый, не соответствует тому, что записано в протоколе. Так, в частности, на видео видно, как в момент допроса к Шамилю Алибекову заходит секретарь, приносит документы и выходит. Некоторое время следователь листает документы, подписывает их и отдаёт вновь секретарше.

Где зарыта?..

Следствие, по всей видимости, видит мотивы Сергея Петрова в качестве заказчика убийства Тахира Казаватова в акциях ЗАО «Маяк», которые принадлежали покойному. Во всяком случае именно таковы были претензии и Рашида Казаватова, замдиректора охранного предприятия «Варяг», брата убитого. Дело в том, что после смерти Тахира Казаватова его доля предприятия перешла по наследству их с Рашидом матери. А она в июне 2003 года подарила акции приятелю Рашида – Шамилю Алиеву. Впрочем, позднее Рашид Казаватов утверждал, что сделка была фиктивной, а его мать якобы недобросовестным образом убедили оформить акции на Алиева. А затем якобы и сам Алиев из-за доверчивости к нечестным людям лишился своих акций в пользу Сергея Петрова, которому принадлежали почти 80% акций «Маяка». Не исключено, что в будущем он может остаться и без собственной доли акций.

Вот в таких условиях защита Сергея Петрова, вполне справедливо, на наш взгляд, требует считать его вину недоказанной и просит прекратить уголовное преследование. Однако найдёт ли наше следствие возможность и волю взглянуть и понять столь очевидные нестыковки и несоответствия... Остаётся только ждать. Думается, найдёт, если ему это нужно… Если вообще в Дагестане нужна система беспристрастного расследования дел. «ЧК» следит за развитием этого дела.

10.10.2014, Шамиль Алиев, «Черновик»