В 1916 году в Петрограде была построена фабрика военного обмундирования. С 1919 года – «Красный швейник». В 1964 году предприятие реорганизовано в производственное швейное объединение «Маяк». С 1992 года – ЗАО «Маяк». Основной акционер компании – её гендиректор с 1984 года Сергей Петров (83,62%). «Маяку» принадлежат 7-этажное кирпичное здание, расположенное на первой линии Московского проспекта неподалёку от Московских ворот, и земельный участок под ним. Общая площадь производственных и офисных помещений составляет примерно 8 тыс. кв. метров. Сергей Петров – член президиума Общественной палаты Санкт-Петербурга.

Отправной точкой этой кровавой истории послужило убийство замгендиректора ЗАО «Маяк» Тахира Казаватова. По данным следствия, 11 февраля 2000 года около 23.00 часов во дворе дома №13 на улице Шоссе Аэропорта в Махачкале неизвестные не менее пяти раз выстрелили в Тахира Казаватова, который находился в салоне своего ГАЗ 3102. Несколько пуль попало жертве в голову, господин Казаватов скончался на месте. Унаследовала принадлежавший убитому пакет акций ЗАО (31,14%) его мать Патимат Казаватова. В 2001 году Казаватова выдала доверенность на управление акциями своему младшему сыну Рашиду и двум его знакомым: Шамилю Алиеву и Муслиму Магомеднабиеву.

С этого времени Рашид Казаватов стал требовать созыва внеочередных собраний ЗАО с целью стать генеральным директором. Необходимо отметить, что при жизни Тахир Казаватов никогда даже не рассматривал вопрос о назначении своего младшего брата на какие-либо руководящие должности. Не имея высшего образования, он работал бригадиром ремонтного участка.

В июне 2003 года Патимат Казаватова дарит акции «Маяка» Шамилю Алиеву. С этого момента в адрес Петрова от доверенных лиц Казаватовой стали поступать навязчивые требования продать принадлежащие ему акции, а в сентябре 2003 года на Петрова совершено покушение. После выстрела в голову он чудом остался жив. Преступление не раскрыто и не расследуется.

После неудачного покушения попытки принудить его к продаже акций прекратились. В период с 2003 по 2007 год на предприятии действовала процедура банкротства. Видя бесперспективность получения выгоды с ЗАО, доверенные лица начали искать покупателей на акции общества и в том числе настойчиво предлагали их Петрову.

В это же время «доверенным лицам Казаватовой» приходит «идея переоформить акции на русского по национальности человека», и Шамиль Алиев лично предлагает кандидатуру Загоруйко С. И., с кем и был подписан договор дарения.

В 2005 году Петров берёт банковский кредит и покупает акции за 7 млн. рублей.

Тем временем процедура банкротства, действовавшая на «Маяке», завершилась заключением мирового соглашения и полным расчётом с бюджетом и всеми кредиторами. ЗАО «Маяк» восстановило платёжеспособность и возобновило производство, удалось добиться устойчивого развития, значительного увеличения активов.

Спустя два года после смерти П. Казаватовой её сын Рашид Казаватов в ноябре 2012 года обратился в органы Следственного комитета РФ с заявлением о возбуждении уголовного дела о хищении принадлежавших его матери акций. Сумма претензии составляет ни много ни мало 400 млн. рублей.

Решением арбитражных судов трёх инстанций претензии Казаватова к Петрову признаны необоснованными и незаконными.

Тем не менее по заявлению Казаватова возбуждается уголовное дело в отношении Петрова. Его обвиняют в мошенническом завладении акциями «Маяка» и вымогательстве долей аффилированного ООО «Швейная фабрика «Сайма». По мнению следствия, все мытарства этого пакета акций с 2000 по 2005 год были произведены «под руководством Петрова С.Б.». Напомним – арбитражный суд нарушений закона в действиях с акциями не нашёл. С «вымогательством с применением насилия» ещё смешнее – в учредительных документах «Сайма» нет следов, указывающих на то, что доли этого ООО когда-либо принадлежали кому-либо из Казаватовых.

Чудесное раскаяние

Утром 16 января 2014 года к Петрову в центре Петербурга подошли несколько человек в штатском, надели на него наручники, усадили в автомобиль без номерных знаков и увезли в… Махачкалу. Следователи СК РФ по Республике Дагестан обвиняют Петрова в организации убийства… Тахира Казаватова.

Как Петров вдруг стал организатором убийства?

Дагестанские следователи раскрыли убийство Тахира Казаватова 14-летней давности!

Они уже давно отчаялись раскрыть это убийство, как вдруг совершенно внезапно в октябре 2012 года к ним с повинной явился житель Махачкалы Шамиль Алибеков. Рассказать правду о совершённом преступлении, по версии следствия, Алибеков был вынужден, опасаясь кровной мести со стороны родственников покойного, которым удалось самим вычислить причастных к убийству.

Шамиля Алибекова проверили на полиграфе. Он подробно рассказал о том, где и кем планировалось убийство, уверенно опознал Станислава Дмитриенко и Степана Загоруйко как своих «подельников».

По версии следствия, летом 1999 года Дмитриенко, Загоруйко и Александр Лившиц (позднее был убит, убийство не раскрыто. – Прим. «АН») решили совершить убийство Тахира Казаватова, чтобы завладеть принадлежащими ему акциями ЗАО «Маяк». План убийства Казаватова злоумышленники обсуждали в помещении питерского кафе-ресторана «Абрикосовъ».

11 декабря 2013 года Верховный суд Республики Дагестан вынес обвинительный приговор, основанный на вердикте присяжных. Степана Загоруйко и Станислава Дмитриенко признали виновными в убийстве группой лиц из корыстных побуждений, а Шамиля Алибекова – виновным в пособничестве в убийстве. Загоруйко и Дмитриенко категорически отрицают свою вину.

Стоп, а при чём тут Петров?

И внезапное прозрение

Оказывается, «в ходе судебного рассмотрения уголовного дела об убийстве Т. Казаватова, при проведении допроса свидетеля Петрова С.Б. посредством телемоста с г. Санкт-Петербургом подсудимый Алибеков Ш.А. показал на Петрова как на ещё одного заказчика убийства Казаватова…»

Напомним – всё время до этого Алибеков утверждал, что убийство Тахира Казаватова заказали ему два других подсудимых и погибший Александр Лившиц. Но стоило в ходе телемоста на экране телевизора появиться Петрову, как Алибеков тут же вспоминает, что Петров (в показаниях Алибекова – Петрович) – самый главный заказчик!

Возглавляющая группу защиты Петрова петербургский адвокат Надежда Дуванская требует немедленного прекращения уголовного преследования Петрова С.Б., поскольку не доказана его причастность, а обстоятельства убийства достоверно не установлены, так как представленные доказательства противоречивы, взаимоисключающие друг друга и носят предположительный характер: «Показания Алибекова Ш. А., на которых строится обвинение, не раскрывают картину причинения смерти потерпевшему, поскольку Алибеков не видел, кто, как и когда производил выстрелы и где находился потерпевший». Специалистами Центра психофизиологических исследований, были изучены полиграммы Алибекова (допрос на полиграфе. – Прим. «АН») установлено, что показания Алибекова лживы. Как, впрочем, лживы и все другие его показания в отношении Петрова. Экспертиза, проведённая доктором филологических и юридических наук, профессором кафедры судебных экспертиз Московского государственного юридического университета Е.И. Галяшиной установила, что Ш. Алибеков не является автором показаний, записанных от его имени.

В показаниях, записанных от имени Алибекова, указано, что единственная встреча Алибекова Ш.А. и Петровича, происходила осенью 1999 года в кафе «АбрикосовЪ» на Невском проспекте. Так вот – данное кафе с 1994 года действительно называлось «Невский 40», но в 2001 году стало называться «АбрикосовЪ». В 2001 году в кафе была произведена перепланировка, заменена мебель. А Алибеков подтвердил свои «показания» на месте, опознав 5 ноября 2012 года и кафе, и мебель, и столики, не сомневаясь, что всё, что он в этот день увидел по адресу Невский, 40, в Санкт-Петербурге так и выглядело в 1999 году».

До эпилога ещё далеко

Кроме громадного количества не состыковок в деле, защита Петрова обращает внимание на граничащую с изощрённым издевательством резкую перемену в тактике следствия по отношению к пожилому мужчине с пулей в голове (последствия покушения 2003 года. – «АН») и рядом хронических заболеваний. С момента ареста Петрова в судебном порядке подталкивали к скорейшему прочтению дела, заставляя читать по тому в день, а это 250 неразборчивых страниц рукописного или машинописного текста, ведь копии сняты с документов 2000 года. Но, как только Петров подписал протокол о завершении ознакомления с делом, следствие выходит в суд с ходатайством об… очередном продлении срока ареста 65-летнего подозреваемого. Арест продлён до 1 декабря 2014 года, хотя следствие просило до 16-го «в связи с большим объёмом работы, связанным с подготовкой обвинительного заключения…»

Редакция «АН» будет следить за ходом этого уголовного дела.

30.10.2014, Николай Тоноров, «Аргументы Недели»