В июне 2017 года после 3,5 лет в СИЗО Махачкалы бывший директор петербургской швейной фабрики «Маяк» Сергей Петров был осуждён Верховным судом Республики Дагестан к наказанию в виде 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

«Высказывали ли Вы своё негативное мнение о семье Литвиненко, о бывших работниках администрации г. Санкт-Петербурга Яковлеве и Клебанове?», - вдруг спросил следователь гендиректора ничем не примечательного петербургского ЗАО «Маяк» Сергея Петрова.

Это не 37-й год, и не Ленинградский КГБ. Это вообще СИЗО Махачкалы, где Петров уже четвертый год меняет одно уголовное дело на другое. Но только в этих фамилиях, похоже, открывается истина – за заключением Петрова, которое для него превращается в пожизненное, стоят не только влиятельные кавказские кланы, но и чины столь высокие, что даже губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко оказывается бессилен повлиять на ситуацию.

90-е Петров встретил генеральным директором питерской швейной фабрики «Маяк», которой в связи с наплывом китайского и европейскго ширпотреба грозило скорое и неминуемое банкротство. И, как и большинство, как тогда говорили, «красных директоров» Петров решил предприятие спасать. Какое-никакое решение было найдено: крупным совладельцем фабрики стал Тахир Казаватов. В прошлом инструктор производственной гимнастики, в 90-е Казаватов превратился в авторитетного бизнесмена: с земляками он крышевал сначала питерских ларечников, а потом переключился на более серьезные предприятия. И каким-то образом партнерство Петрова и Казаватова позволяло «Маяку» выживать.

Примечательно, что когда Петрову предложили работу в мэрии Санкт-Петербурга, где он с 1996 по 1998 трудился на должности первого заместителя председателя Комитета экономики и промышленной политики города, Казаватов занимался «Маяком» один. Для лихих 90-х этот симбиоз удивителен: партнеры, кажется, не пытались ни кинуть, ни избавиться друг от друга. В 98-м, после мэрии, Петров вновь вернулся на «Маяк» генеральным.

Зимой 2000-го Казаватов решил съездить на родину в Дагестан, что имело для него роковые последствия. Человек успешно вел дела в «криминальной столице», пережил несколько покушений, но, по злой иронии судьбы, был расстрелян в Махачкале.

Наследницей Тахира Казаватова стала его мать, которая интереса к швейной фабрике в Санкт-Петербурге не проявляла и долю сына в ЗАО «Маяк» по совету знакомых решила продать. В поисках покупателя эти посредники в 2005-м в конце концов пришли к Петрову.

Ну, а дальше Петров взял кредит в банке и выкупил долю бывшего партнера за четверть миллиона долларов, если считать по курсу 2005 года. Правильная история на этом бы и закончилась. Ну, разве что оставалось бы добавить, что Петров таки вытащил предприятие из ямы, сохранив часть производства, а остальные площади, перепрофилировав в бизнес-центр.

Но наша история не правильная, а потому успехи топ-менеджера Петрова теперь не имеют, в общем-то, большого значения.

В 2012 году на пороге у Петрова появляется Рашид Казаватов, брат Тахира, вдруг почувствовавший себя несправедливо обделенным, правда не по закону, а по понятиям. Причем, пока была жива мать ему, видимо, совестно было поднимать вопрос о наследстве повторно. А вот похоронив ее Рашид потребовал от Петрова еще 10 млн евро.

Петров платить отказался. Но и это уже неважно… Чистоту сделки по приобретению им ценных бумаг покойного партнера подтвердили три арбитражные инстанции. Суд снял с Петрова и обвинения по уголовному делу, возбужденному ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу по заявлению Рашида, признав гендиректора «Маяка» не виновным.

Но в январе 2014 неизвестные люди насильно посадили Сергея Петрова в автомобиль с тонированными стеклами без номерных знаков и вывезли в Махачкалу. Здесь в СИЗО он узнал, что это не чеченский киднеппинг, а это сотрудники дагестанского СКР доставили его по месту расследования дела об убийстве, в котором Петров стал обвиняемым. И чуть ли не первое, что он услышал, было предложение заплатить те самые, пресловутые 10 млн евро за свою свободу.

Петров отказался и тем самым подписал себе приговор. Независимые эксперты доказали, что следствие проведено с нарушениями, судебный процесс прошел, что называется, криво, тем не менее, минувшим летом Петров был осуждён Верховным судом Республики Дагестан к наказанию в виде 13 лет лишения свободы, за организацию убийства своего бывшего партнера.

Впрочем, это совсем не значит, что пребывание Петрова в махачкалинском СИЗО закончилось. На тот случай, если вдруг Верховный суд России, куда ушла апелляция Петрова, признает его невиновным, на генерального директора «Маяка» уже завели новое уголовное дело. На этот раз он обвиняется в вымогательстве. Вот только странно, что и обвиняемый и потерпевший жители Санкт-Петербурга, события, о которых в новом деле идет речь, так же случились в Северной столице, где собственно и открыто новое уголовное дело, а вот меру пресечения Петрову назначает Кировский суд Махачкалы. Сидящего в местном СИЗО питерского бизнесмена еще раз арестовывают и всячески препятствуют его переводу из Дагестана в Санкт-Петербург. И тут впору задаться вопросом, а почему питерские следователи не берут махачкалинское СИЗО штурмом, чтобы доставить столь опасного подозреваемого под свою юрисдикцию?

А если серьезно, то, конечно, не Рашид Казаватов, бригадир строителей, занявшийся охранным бизнесом в Санкт-Петербурге, возбудил весь Дагестан против Петрова. Еще, когда в 2003 году на гендиректора «Маяка» было покушение, пуля после которого до сих пор сидит у него в голове, он предположил, что покушение организовано из-за контроля над фабрикой. Но сам «Маяк» нужен не из-за того, что он так уж прибылен, а из-за стоимости земли, на которой расположено предприятие. И теперь от Рашида Казаватова может раскручиваться вся цепочка заинтересованных в устранении Петрова лиц.

Стоит начать с того, что само по себе махачкалинское дело Петрова было бы не возможно без Магомеда Тагзирова, авторитетного кавказского предпринимателя, успешного девелопера, крупного владельца недвижимости известного в регионе как Мага Манасский. Как отмечается, именно по его настоянию в 2012 году в дагестанский СКР пришел главный свидетель обвинения, «соучастник» расстрела Тахира Казаватова, опознавший в Петрове - заказчика «Петровича».

Однажды Тагзиров стал причиной чуть не вспыхнувшей войны между федеральными силовикам, после убийства ставропольскими полицейскими в Грозном чеченского бизнесмена Дадаева. Может ли он посадить какого-то питерского генерального директора, если захочет получить земли под «Маяком»? И не из-за этой ли земли следователи вспомнили имя ректора Горного института, могущественнейшего Владимира Литвиненко? Ведь не случайно в подельники Петрову определили людей, близких к опальной дочери Владимира Стефановича, который, кстати, является и наиболее заметным латифундистом Северной столицы.

С Рашидом Казаватовым связывают не только Тагзирова, но Василия Пискарёва, ныне председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции. Бывший генерал-полковник Пискарев в апреле 2016 года указом Президента России был отстранён от должности первого заместителя главы СКР. Но вот что интересно… В середине нулевых Пискарев некоторое время возглавлял Северо-Западное отделение РФФИ, и именно он заверял документы о покупке «Маяком» земли на Московском проспекте. А в ходе дела Петрова Василий Пискарёв лично контролировал, чтобы сроки содержания под стражей гендиректору ЗАО «Маяк» были продлены. А соответствующие указания доставлялись в Махачкалу через адвокатов Рашида Казаватова, которые прежде имели отношение к защите бывшего мэра дагестанского столицы Саида Амирова, водившим отнюдь не шапочное знакомство все с тем же Тагзировым, тогда заместителем представителя президента Республики Дагестан в правительстве Ставропольского края.

Кстати, последнее решение об аресте Сергея Петрова принимал Кировский районный суд, возглавляет который родной брат, осуждённого на пожизненное заключение за терроризм экс-мэра Махачкалы Амирова.

Но чтобы не утомлять читателя перечислением замешанных в истории дагестанских кланов мы переместимся в Москву, где прикрытием всей этой истории, как сообщается в СМИ, занимается чуть ли не один из замов Генерального прокурора РФ, которого друзья Петрова между собой называют «Отличником». И если прикрытие, действительно, столь высоко, то понятно, почему даже обращение губернатора Георгия Полтавченко, просившего вышестоящие инстанции взять дело Петрова на контроль, не возымело никакой силы.

Кстати, отмечается, что в отличие от всех прочих заинтересованных в деле Петрова, а точнее в землях «Маяка», лиц, «Отличник» занимается им не из коммерческих интересов, а оказывая дружескую услугу. И Петрова очевидно не случайно спрашивали о том, высказывал ли он негативное мнение о бывших работниках администрации г. Санкт-Петербурга, в частности, Клебанове, тем более, что эта фамилия в материалах дела больше ни разу не всплывала, а уж к самому делу и вовсе не могла иметь никакого отношения.

Друзья Петрова полагают, что от обвинения в организации убийства его еще может спасти Верховный Суд РФ, но на безымянном «Отличнике» лежит задача по генерации новых и новых дел. И какими бы несостоятельными они не были, для 68-летнего Петрова, страдающего не только от последствий покушения, но и целым букетом тяжёлых, хронических заболеваний, пребывание в Махачкалинском СИЗО может оказаться пожизненным.

Источник: Электронная газета «Век»