По версии правосудия, Cтепан Загоруйко, которому на днях исполнится 60 лет, входил в организованную группу, осуществившую убийство совладельца петербургского ЗАО «Маяк» Тахира Казаватова, запугавшую его ближайших родственников и мошенническим путем завладевшую акциями погибшего. Роль лидера в этой группе, как считает следствие и суд, играл гендиректор «Маяка» Сергея Петров. Однако это мнение при ближайшем рассмотрении выглядит крайне сомнительным. Загоруйко убежден как в собственной невиновности, так и в невиновности Петрова.

Степан Загоруйко «попал под раздачу», видимо, из-за своих слишком близких отношений с дочерью ректора Горного университета Владимира Литвиненко – Ольгой. Ректор – один из богатейших людей Северной столицы, доверенное лицо президента Путина, человек авторитарный и авторитетный. К его мнению всерьез прислушиваются в силовых структурах и в органах госвласти.

Дочкин хахаль…

Что касается дочери Ольги, то она не стала гордостью отца. Семейный раскол окончательно произошел, когда Литвиненко-младшая заполучила мандат депутата петербургского ЗакСа. Тут отношения между поколениями раскалились докрасна. Отец забрал у непутевой дочки ребенка, а вскоре вся ее депутатская команда угодила под ректорский Молох.

В числе неугодных оказался и холостяк Загоруйко, наживший за свою жизнь четверых детей, в том числе двоих малолетних. Ольга Литвиненко считала Степана едва ли не самым близким человеком. Официально он работал заведующим общежитием Горного университета, будучи выпускником этого вуза. Из материалов дела следует, что осерчавший на дочкиного хахаля Владимир Стефанович дал тому «нюхнуть», чем пахнет крепкий ректорский кулак. Не оттого ли получил Степан инвалидность второй группы?

И когда у кого-то алчного, желающего прихватить активы ЗАО «Маяк», возник план обвинить сразу нескольких людей в совершении убийства Тахира Казаватова по предварительному сговору из корыстных побуждений и мошенническом хищении его имущества, то в число злодеев был включен и Степан Загоруйко.

Как представлено в деле

Злодейство Загоруйко следствие, а затем и суд усмотрели в следующем.

Якобы воспользовавшись отсутствием у Шамиля Алиева, Муслива Магомеднабиева и младшего брата убитого – Рашида Казаватова, юридических знаний и опыта корпоративного управления, Степан с соучастниками предложили этим лицам, чтобы те оформили на себя доверенность на управление акциями ЗАО «Маяк». Доверенность надо было получить у матери погибшего – Патимат Казаватовой, женщины в бизнесе не слишком разбирающейся, которой досталось в наследство имущество Тахира.

После того, как все акции в результате собрались у Алиева, якобы тот фиктивно подарил ценные бумаги Степану. А Загоруйко не преминул продать их Петрову, обманув доверчивого Алиева сотоварищи. То, что договор дарения был фиктивным, по версии следствия, доказывается легко: документ не согласовывался между двумя сторонами, подписывался раздельно и до сих пор не понятно, в каком месте. Известна лишь дата – 20 июня 2003 года.

После этого Загоруйко собственноручно и незаконно изготовил анкету, предоставил ее реестродержателю 19 февраля 2004 года, и недалекий Алиев написал под диктовку два передаточных распоряжения. Диктовал ему, правда, не Загоруйко, а совсем другой человек. Тем не менее, Степан стал «акционером» ЗАО «Маяк».

В июне 2005 года, когда Патимат Казаватова уже не могла обратиться в суд (?) для истребования незаконно выбывшего из владения имущества, эти акции и купил Петров. Как утверждает следствие, и продавец, и покупатель не вели между собой никаких переговоров и денежных расчетов, потому что сознавали заведомую фиктивность документа. Так Сергей Петров заполучил имущество погибшего компаньона.

Арестованный Степан Загоруйко напрасно пытался сказать, что никогда не был знаком с братьями Тахиром и Рашидом Казаватовыми, и вообще не знал об убийстве первого. Он признался лишь в том, что пару раз, в 1998 или 1999 году, посещал «Маяк» по заданию ректора Владимира Литвиненко, чтобы разработать и пошить форму для сотрудников и студентов Горного университета. При этом Загоруйко контактировал с заместителем гендиректора по производству.

В 1985 году Степан, работая заведующим общежитием, познакомился со студентом Шамилем Алиевым. Между ними завязалась дружба. Поэтому Загоруйко без сомнений согласился переоформить на себя временно 30 % акций «Маяка», даже не видя в глаза ценные бумаги. Потом Алиев сказал, что акции надо вернуть. Приехал мужчина славянской внешности, Загоруйко подписал некие документы, после чего счел свою миссию исполненной.

Сергея Петрова ему представил в августе 2004 года все тот же Алиев, когда Степан вместе с Ольгой Литвиненко перед отлетом в Сочи заехали на «Маяк». А вот убийц Тахира Казаватова – Шиянова и Алибекова, он вообще не знал. Впрочем, второго из них Загоруйко узнал уже в статусе подозреваемого.

Что сказал в зале Верховного Суда РФ

Своей вины в совершении инкриминируемых ему преступлений осужденный Степан Загоруйко не признал, а уголовное дело по-прежнему считает сфальсифицированным. Получив последнее слово при рассмотрении апелляционной жалобы в Верховном Суде РФ, он сказал примерно следующее:

– В феврале 2004 года я узнал, что Шамиль Алиев является акционером «Маяка». Он убедительно просил временно оформить акции на меня. Формально. Договором дарения. Я о них уже успел забыть (они же мне не принадлежали), когда летом 2005 года Шамиль позвонил и попросил их переоформить.

Я никогда не участвовал в каких-либо действиях с акциями, собраниях, заседаниях. Ни с кем кроме Шамиля Алиева по поводу ценных бумаг не общался. Просто выручил его, не получив никаких материальных благ, естественно. Просто ему нужно было зачем-то оформить их на славянина, о чем Алиев говорит в томе 4, протокола допроса от 12 ноября. Думаю, он потом изменил свои показания под воздействием следствия. В этом же томе Шамиль сообщил, как в 2007 году распределял деньги, которые получил от Петрова от продажи акций, между Патимат Казаватовой, мамой Лившица и собой. Больше по 159 статье УК РФ (Мошенничество) мне сказать нечего.

А по статье 105 УК РФ (Убийство) мне вообще нечего рассказать. Так как к этому никакого отношения не мог иметь. Я абсолютно миролюбивый человек, никогда никому не желал зла. Это уголовное дело сфальсифицировано, что очень грустно и тяжело. Я постоянно говорил следователям, что вы задержали не тех людей, не тех ищете, но, к сожалению, чувствовалась чья-то могущественная рука ведет этих следователей.

Более того, в ноябре 2012 года я требовал пройти специальное психофизиологическое исследование на полиграфе (СПФИ). Прошел его. Меня поздравил эксперт: «Степан Иосифович, вы абсолютно не причем, вы не знаете ни Казаватова, вы ничего не знаете об убийстве Казаватова, вы не знаете Алибекова».

Вот тут-то и вмешался начальник следственного отдела, уничтожив с СПФИ под предлогом, что я – инвалид второй группы.

Ваша честь, я сижу шестой год абсолютно ни за что. У меня постоянно возникает вопрос: «Когда скажут «хватит»? Кто скажет «хватит»?

Хватит издеваться надо мной, над моей семьей. В 2015 году я потерял свою маму – участника Великой Отечественной войны, не был на похоронах. Младший сын, когда меня задержали, ходил в детский садик. А сейчас уже в пятый класс ходит. Дети растут без отцовской заботы, так как некоторые силы в Дагестане и Санкт-Петербурге хотят овладеть ЗАО «Маяк» целью обогащения. Но на чужом горе (а у меня абсолютное горе) счастья не построишь. Прошу высокий суд отменить решение Верховного суда Республики Дагестан. Спасибо.

Еще одно дело

Верховный суд РФ не сказал «хватит». Апелляционная инстанция лишь слегка смягчила приговор, отправив Степана Загоруйко за колючую проволоку. Тем временем в отношении членов «организованной группы» готовится второе уголовное дело. На этот раз расследовать и слушать его предстоит в Петербурге.

Исходя из материалов, с которыми успел ознакомиться корреспондент «Конкретно.ру», инкриминируемое преступление выглядит еще более нелепым, нежели сляпанное обвинение в убийстве Тахира Казаватова и мошенничестве с его имуществом. Как ни парадоксально, «потерпевших» взялись защищать те же адвокаты с далекого Ставрополья, которые отстаивали «правду» Рашида Казаватова, решившего спустя много лет любой ценой забрать себе акции «Маяка», где венцом его карьеры была должность бригадира строителей. Да и сам Рашид уже присутствует в новом уголовном деле. Естественно, не в роли подозреваемого.

Причина очередного уголовного преследования очевидна. А вдруг надзорная инстанция вчитается в грубо состряпанный в Махачкале приговор, странным образом устоявший в апелляции? Вчитается и оправдает и гендиректора «Маяка» Сергея Петрова, и юриста Станислава Дмитренко, и ныне неработающего инвалида Степана Загоруйко?

В таком случае они все равно не выйдут на свободу, будучи подозреваемыми в совершении особо тяжкого преступления – вымогательстве, совершенном в составе организованной группы в целях получения имущества в особо крупном размере. Самое печальное, что на этот раз «предметом наживы» являются инвестиции Петрова, сделанные по просьбе бывшего первого секретаря Ленинградского горкома КПСС Герасимова в бизнес его партийного сынка.

Впрочем, если следствию удалось безнаказанно слепить из Загоруйко мошенника, то можно предположить – теперь ретивые сотрудники обнаружат в Петербурге целую банду…

Источник: Конкретно.ru