Даже непрофессионалу заметно, что вердикт собран из противоречащих фрагментов текста, а доказательства совершения преступлений вложены в уста либо "сознавшегося" Шамиля Алибекова (по сути оговорившего петербуржцев С. Б. Петрова, С. И. Дмитренко и С. В. Загоруйко), либо приведены как высказывания третьих лиц, с которыми делились сомнительной информацией уже умершие люди.